«Закат» капитализма и «царства необходимости»: трансформации воспроизводства производственных отношений

Как известно, одной из фундаментальных отличительных особенностей «Капитала» К. Маркса является то, что в нем проблемы экономической динамики исследуются в первую очередь содержательно — как воспроизводство производственных отношений, характерный для него закон накопления, обусловленные этим закономерности занятости и т.д. Структура воспроизводства рассматривается лишь во II томе «Капитале», а проблеме темпов роста и функциональным зависимостям различных его параметров уделено вообще минимальное внимание.

Начиная с ХХ века практически все немарксистские направления экономической теории (а со второй половины ХХ века и большинство марксистов) поступают иначе, уделяя главное внимание проблемам количественным, на все лады моделируя темпы роста ВВП, динамику инфляции, безработицы, денежной массы и т.п., а также их функциональные взаимозависимости. Авторы этой работы и в этом разделе вопреки господствующим в современной науке установкам пойдут, как было сказано в заглавии одной из наших книг, «другим путем»1 и поставят во главу угла проблемы воспроизводства производственных отношений и закон накопления в их позднекапиталистической специфике.

Если в «Капитале» Маркс в данном разделе показал, как отношения простого товарного производства превращаются в отношения капиталистического присвоения1, то мы можем если не раскрыть и обосновать, то хотя бы выделить новую закономерность, связывающую воедино обоснованные выше тренды инволюции глобальной гегемонии капитала.

Интенсивное расширенное воспроизводство гегемонии корпоративного капитала осуществляется за счет постоянного качественного изменения механизмов гегемонии. Этот процесс принципиально многообразен. Он включает новые формы и методы (і) создания «полей зависимости» (рыночной власти) и унии с национальным государством и транснациональными институтами, (2) интенсификации процессов финансиализации и каналов финансовой власти, (3) формального и реального подчинения труда и Человека капиталу и т.п.

Поскольку к характеристике всех этих процессов мы уже не раз обращались выше, постольку сделаем шаг вперед и посмотрим, как отношения воспроизводства трансформируются под воздействием качественных изменений в содержании труда, происходящих вследствие генезиса креатосферы, что обусловлено началом процесса трансформации «царства необходимости» в «царство свободы» и характерно для современного этапа «заката» позднего капитализма. Это второй процесс трансформаций отношений накопления.

Он обусловлен тем, что только что акцентированный прогресс производительных сил, генезис креатосферы и, особенно, все более широкое использование интеллектуального труда (а позднее творческой деятельности) как массового типа наемного труда приводит к изменению качества как капитала, так и — что особенно важно — работника. Все это существенно видоизменяет закономерности накопления. И дело здесь отнюдь не сводится к возрастанию стоимости рабочей силы. Закономерностью, привносимой новым содержанием труда, становится диффузия процессов воспроизводства капитала и труда, в результате которой капитал отчасти непосредственно становится субъектом воспроизводства нового типа работника, а работник — накопления капитала. Образно это можно выразить как свойственную для периода «заката» капитализма тенденцию формирования «капиталоподобного» [занятого высоквалифицированным трудом] работника и «трудоподобного» ка- питалаі.

Возможность данного превращения создается охарактеризованными выше трансформациями содержания труда и качества наемного работника, который из собственника исключительно рабочей силы превращается и в собственника капитальных ресурсов, типичных для мира креатосферы — знаний и умений профессионала плюс личностного потенциала креативного работника. И то и другое отлично от качеств рабочей силы, ибо (1) в отличие от рабочей силы неотчуждаемо (в виде продаваемого товара) от личности особенного работника и (2) может накапливаться и инвестироваться аналогично другим капитальным ресурсам.

Оба этих тезиса мы аргументировали в Прелюдии и развили в предыдущей части, где показали, что всеобщий труд, субъектом которого является homo creator, неотчуждаем от личности творца и подобен капиталу (который, как известно, способен «производить» [при помощи эксплуатации] из денег еще большие деньги, т.е. всеобщее богатство) в своей роли созидателя культуры, т.е. подлинного всеобщего богатства, которое может иметь и форму капитала1. Творческий труд способен непосредственно (не опосредуясь капиталом) осуществлять самовозрас- тание всеобщего богатства. Поскольку последнее в условиях товарного мира обретает денежную форму, постольку творческий труд способен непосредственно осуществлять самовозрастание денег.

Это не опосредованное капиталом самовозрастание возможно, однако, только в том случае, если ценности культуры (основные «средства производства» творческой деятельности) находятся во всеобщей собственности (открытом доступе). В противном случае (в случае, если собственность на интеллектуальные ресурсы находится преимущественно в руках капитала) субъект творческой деятельности не сможет соединиться с ними в процессе производства. Последнее еще раз показывает, почему столь важна для капитала частная интеллектуальная собственность. Она выступает в качестве барьера на пути реализации креа- тором (индивидуальным или коллективным — в данном случае не так важно) возможности самостоятельного, внекапиталистического воспроизводства всеобщего общественного богатства.