Творчество vs гегемония корпоративного капитала: противоречия позднего капитализма как вызов обществу будущего

Причина этого антагонизма в том, что прогресс творческого труда в этих условиях возможен лишь в неадекватных превратных формах, которые замедляют этот прогресс, снижают его социальную, гуманистическую результативность и/или уводят в тупиковое с социально-исторической и культурной точек зрения русло (об этом ниже).

Однако, как мы уже отметили выше, автоматическое снятие противоречий частнокапиталистического присвоения по мере развития творческого содержания труда невозможно. И в этом мы радикально расходимся с теми исследователями, кто как бы автоматически дает противоположный ответ на этот вопрос, даже не ставя его: эксплуатация, на их взгляд, снимается как бы сама собой по мере развития творческого содержания труда.

В других случаях акцент делается на развитии информационных технологий. В последнем случае, по видимости, автоматически происходит преодоление отчуждения работника от средств производства. В самом деле, каждый из субъектов деятельности в рамках информационного общества потенциально способен быть собственником компьютера и минимальных ресурсов, необходимых для включения в информационные сети, преодолевая тем самым, на первый взгляд, отчуждение от средств производства.

Действительно, саморазвитие человека в творческой деятельности как ее результат, равно как и такие процессы, как индивидуализация средств производства, их непосредственная «сращенность» с субъектом творческого труда и т.д., становятся важными предпосылками для преодоления реального подчинения труда капиталу и границ частной собственности.

Однако такого рода идеи как бы автоматического преодоления противоречий капиталистического общества не учитывают целого ряда проблем, которые, как правило, подчеркиваются в марксистской теории и которые следует специально выделить. На пути «автоматического» снятия эксплуатации по мере развития творческого содержания труда стоит система производственных отношений, генерирующая, как уже было сказано, новые механизмы формального подчинения труда капиталу, свойственные отношениям позднего капитализма в креатосфере. Капитал, оставаясь господствующей социально-экономической формой, а частная собственность — формой, адекватной для капитала, сохраняют возможность присвоения материальных носителей творческой деятельности плюс воспроизводят превратные формы процессов творческой деятельности и превратные формы культурных ценностей. Все они могут быть присваеваемы и присваиваются капиталом, сохраняя отношения частной собственности в их современных формах.

Но во всех этих случаях капитал создает искусственные границы для доступа к предметному миру культуры, культурным благам (напомним, эти границы искусственны, ибо культурные блага являются всеобщими и в этом смысле неограниченными ресурсами, о чем мы уже размышляли, характеризуя искусственные границы, создаваемые рынком в процессе развития творческого труда). Частная собственность и корпоративный капитал воспроизводят такие искусственные границы, важнейшей из которых является частная собственность на интеллектуальные ресурсы, know-how и т.д. Эти границы тормозят развитие процессов, лежащих «по ту сторону материального производства», в сфере свободного функционирования творческой деятельности, свободного обмена культурными ценностями. Поэтому капитал как социально-экономический тормоз развития креатосферы должен быть снят в процессе перехода к «царству свободы».