Острейший кризис самоуправления

Острейший кризис самоуправления случился в начале 1990-х, когда бразильское правительство приняло несколько чрезвычайных постановлений, включая и указ о конфискации личных банковских счетов граждан, что самым катастрофическим образом сказалось на нашей экономике. Semco теряла контракт за контрактом и два месяца подряд была не в состоянии выплачивать сотрудникам зарплату. Банки разваливались, народ был в отчаянии. Наши сотрудники устраивали в кафетерии общие собрания. Многие рвались к микрофону и держали длинные, страстные речи о судьбе Semco — все стремились понять, каковы у компании перспективы.

Наши люди уже сделали все возможное, чтобы прекратить увольнения. Они оставляли свои станки и продавали запчасти на дорогах, отказались от услуг обслуживающего персонала, уборщиц, охраны, взяв их обязанности на себя, сами водили грузовики компании и по очереди дежурили на кухне.

Мы давно осуществляли на практике те принципы, которые открыто проповедуем. Мы также разделили управление с профсоюзом, создав систему, при которой на любом чеке должны были стоять две подписи — представителей руководства и профсоюза. Поэтому финансовое положение Semco было известно каждому, сотрудники и руководство доверяли друг другу.

Однако от реальной экономической ситуации, сложившейся в Бразилии, убежать было некуда. Рынок нам не подчинялся, и продажи немыслимо упали. Героические усилия наших людей не могли длиться вечно. Более радикальные меры были неизбежны: необходимо было закрыть завод и уволить рабочих. Комиссия из представителей сотрудников тщательно изучила финансовое состояние завода и пришла к выводу, что в кассе осталось ровно столько денег, чтобы выплатить рабочим щедрое выходное пособие.

Все члены комиссии, собравшиеся в кафетерии, проголосовали за закрытие завода. Двести человек оставались без работы, и члены комиссии решили распределить все деньги между ними.