Опровергая скептиков

Мы в Semco настаиваем на том, чтобы сотрудники вырабатывали новые привычки. А начинают они с осваивания основополагающего принципа: избегайте рутины и не поддавайтесь привычке. С этой целью мы избавились от некоторых из наиболее известных и надежных методов работы большинства организаций. Мы, образно выражаясь, вышвырнули в окно жесткий график: девять часов пять дней в неделю, с понедельника по пятницу. Отказались от требования, чтобы сотрудник работал в определенном офисе, цехе и любом ином принадлежащем Semco помещении. Кроме того, мы поступаемся единой штаб-квартирой в пользу офисов-спутников и временных офисов.

Когда в 1980-х годах Semco выступила с идеей гибкого рабочего графика и временных офисов, буквально все вокруг предсказывали нам немедленный провал. Разве мы не понимаем, восклицали скептики, что людям необходимо общаться друг с другом лицом к лицу и знать наверняка, где и когда они могут найти коллегу? Людям нужно общее пространство, пресловутое место встреч — у автомата с прохладительными напитками или капучино. А на конвейере, утверждали критики, это наиболее очевидно и жизненно важно. Мы распространили гибкий график и на конвейерные производства — и все высоколобые эксперты точно с цепи сорвались. Вы заходите слишком далеко, твердили они, вы игнорируете сами основы требований к заводскому труду. Невозможно на конвейере работать по гибкому графику, возмущались все вокруг. А мы просто спросили: «Почему?»

— Да разве и так не ясно? — ответили нам. — Если рабочие не будут трудиться в одно и то же время, конвейер просто-напросто встанет.

Пусть так. Нам это известно. Но ведь точно так же это известно и людям — взрослым людям, — которые на конвейере работают. Зачем им ставить под угрозу результаты своего труда, свою работу? Если им все равно, будет ли работать конвейер или встанет, — значит, проблема куда серьезнее, и чем раньше мы ее обнаружим, тем лучше. Я был уверен, что работающие на конвейерных линиях сотрудники Semco построят такой гибкий график, что производство будет работать по-прежнему гладко.

На случай, если я сошел с ума, мы пришли к соглашению, что в течение первого месяца рабочая группа будет собираться дважды в день, следующие два месяца — один раз в день и наконец еще год — дважды в неделю для решения всех проблем, устранения сбоев в работе и конфликтов, которые, как уверяли сомневающиеся, непременно возникнут.

Рабочая группа так ни разу и не собралась. За день до начала программы наши сотрудники принялись крутить головами налево-направо, расспрашивая коллег, в котором часу они собираются появиться на работе на следующее утро. Конец истории.