Существуют большие трудности в прямом распределении ресурсов на НИОКР. Обычные принципы оценки по методу «затраты — эффективность» в данном случае применимы в ограниченных масштабах, потому что, во-первых, не существует надежного способа измерения сравнительной важности различных федеральных целей и, во-вторых, результаты проектов НИОКР весьма трудно предвидеть. Кроме того, проблема осложняется неоднородностью характера ресурсов, направляемых на НИОКР. Тем не менее этих вопросов нельзя избежать просто путем сохранения существующей системы. Какова бы ни была степень точности требуемых оценок, они воплощаются в каждом принятом решении, независимо от того, как организованы процесс принятия решений и бюджетная процедура. Несмотря на огромные трудности, можно ожидать, что в дальнейшем будет предпринято больше усилий для сравнения затрат и выгод, связанных с проведением исследований и разработок различного вида. Вместе с тем не представляется ни вероятным, ни желательным, чтобы правительство стремилось к программированию развития науки и техники на базе полностью объединенного бюджета расходов на научные исследования и разработки.
Хотите знать, что может быть с долларом в 2016 году? Об этом читайте здесь на банковском портале «Бюро Кредитов».
Сторонники образования министерства по делам науки, возглавляемые тогдашним сенатором Губертом Хэмфри, аргументировали свое предложение следующим образом. Во-первых, руководитель такого учреждения, будучи в ранге министра — члена кабинета, обеспечил бы науке более высокий статус. Во-вторых, министерство помогло бы избежать бесполезного дублирования и обеспечить лучшее распределение научных кадров. В-третьих, оно стало бы связующим политическим звеном между президентом и конгрессом. Это предложение встретило оппозицию со стороны научных кругов по причинам, по-видимому, достаточно веским.