Неужели легче отправить человека на Луну, чем усовершенствовать способ парковки?

Неужели легче отправить человека на Луну, чем усовершенствовать способ парковки?

Еще один пример: музыкальная индустрия. Гиганты этой промышленности по всему миру вложили чудовищные ресурсы в создание музыкальных дисков с защитной упаковкой — чтобы исключить воровство своей продукции с магазинных полок. Производители компакт-дисков сосредоточились на упаковках, защищающих от воров, а тем временем на свет появился выскочка под именем Napster и технология, получившая название MP3.

Сколько людей открывали компакт-диски, томившиеся на полках в своих изначальных упаковках? Тому, кто изобрел новую целлофановую упаковку и наклейки для защиты диска, самое место в Форт-Ноксе. Магазинные воры, разумеется, наловчились разрывать целлофан и вытаскивать диск. Но представители низших форм жизни (покупатели), чтобы добыть компакт-диск, вынуждены пускать в ход зубы, бритвы, ручки, скрепки или специальные устройства для открывания. Ребята из Napster превратили это чудо техники в памятник идиотизма. А заодно как следует порезвились в музыкальной индустрии. Но компакт-диски по-прежнему покоятся в своих целлофановых цитаделях.

Немножко отдохни

Немножко отдохни

Напрашивается грустный вывод: когда вы в силах реализовать свои мечты, у вас не хватает на это денег или свободного времени, а когда у вас уже достаточно и времени, и денег — уже нет физических сил. Так не следует ли изменить положение вещей таким образом, чтобы кривая жизненного графика человека совпадала с кривой графика его карьеры? Давайте с помощью новых организационных методов перебросим немного силы молодости в дни пожилого возраста, а возможности пожилого возраста — в дни молодости.

Наша программа «Немножко отдохни» предоставляет сотрудникам возможность тратить сколько угодно «преждевременной пенсии», к примеру, 10 процентов пенсионного времени, что выразится в половине рабочего дня каждую неделю. Компания продает его вам чуть ниже номинальной стоимости, немного урезая вашу зарплату. Зато теперь всю вторую половину каждой среды вы можете посвятить тому, что люди обычно вынуждены оставлять на пенсионные годы: рыбалке, вязанию, садоводству, учебе. Доход компании слегка уменьшится, и ваша зарплата соответственно тоже, одна Semco расширяет границы возможностей. Вы получаете ваучер на работу после выхода на пенсию. Так что если вы отдыхали сто раз по половинке среды, то, выйдя на пенсию, получаете право воспользоваться своими ваучерами. Вы приходите с ними в компанию и говорите: «У меня есть эти ваучеры, и теперь я хотел бы работать по средам каждую неделю в течение двух лет — и получать соответствующую плату».

Таким образом, вы весьма эффективно обменяли раннюю пенсию на работу попозже. В этот год вы по средам покоряете горы. Через десять лет вы будете по средам заниматься новой продукцией Semco.

Мы пока не знаем, как будем справляться с побочными проблемами, которые могут возникнуть в связи с этой программой. Будет ли существовать наша компания, когда сотрудник выйдет на пенсию? Не придут ли к нам слишком много пенсионеров, чтобы получить работу, которую мы не можем им предоставить? Я могу назвать массу причин для сомнений, как мог бы назвать массу причин для сомнений по поводу каждой из тридцати или около того новаторских идей, воплощенных нами в жизнь за последние два десятилетия. И тем не менее, как и все остальные методы Semco, программа «Немножко отдохни» создана главным образом для того, чтобы раздвинуть границы настоящего и уже сегодня заглянуть в будущее.

Нехватка информации

Нехватка информации

Даже отпуск может привести к стрессу — ведь столько всего нужно уладить перед отъездом. Что уж говорить о стрессе при возвращении из отпуска, когда вы начинаете переживать насчет работы, электронных писем и домашних забот, которые вас ожидают. Неудивительно, что у регистрационных стоек в аэропортах постоянно вспыхивают скандалы.

Нехватка информации тоже приводит к стрессу. Если вы ощущаете боль в желудке или понимаете, что левый глаз у вас почему-то стал плохо видеть, никто не избавит вас от стресса быстрее, чем врач, который объяснит, что это симптомы обычной вирусной инфекции.

Еще один источник стресса и разочарования — расчет на то, что на работе вы найдете продолжение своего дома. Людям хочется ощущать себя членом большой семьи, чувствовать заботу и близость с коллегами. Но они ждут того, чего фирма обеспечить не может. Всегда следует посмотреть на роль компании в своей будущей жизни. Первая иллюзия, с которой необходимо расстаться, что большая семья — это всегда радость и поддержка. Романтично, но неправда. Любой, кто вырос в большой семье, скажет вам, что среди родственников всегда найдется кто-нибудь вам неприятный. И все же множество семейных компаний и небольших фирм поддерживают идею большой семьи. Они делают это потому, что образ семьи олицетворяет лояльность, взаимовыручку и общность интересов.

Вам вовсе не обязательно любить человека, который работает вместе с вами. Чтобы обнаружить общность целей в работе, вам вовсе не требуется окружать себя только теми, кто вам нравится. Вы можете восхищаться людьми, даже если они вам не нравятся. В Semco работают менеджеры, с которыми у меня нет никакого желания вместе поужинать, они мне абсолютно несимпатичны, а некоторые и просто неприятны. Однако это неважно, поскольку я все равно уважаю их стиль работы и достижения.

Наиболее продуктивная, без стрессов, рабочая обстановка создается там, где сотрудники толерантно относятся к друг другу.

Не сомневаюсь в успехе

Не сомневаюсь в успехе

Его крепкое рукопожатие и теплая, открытая улыбка вмиг избавили меня от волнения. Я напомнил себе, что ожидал от этой встречи удовольствия, и мой визави, предположительно, тоже. От меня не укрылся его одобрительный взгляд в сторону моих джинсов. Мы перебросились шутками насчет несвойственного обоим поведения: не в его правилах назначать встречу после трехминутного телефонного разговора и не в моих правилах совершать десятичасовой перелет по столь сомнительному поводу. А затем перешли прямо к делу. Я в общих чертах обрисовал свое предложение, сделав упор на специализации Semco в сфере производства и эксплуатации промышленных объектов, однако Миранте выглядел разочарованным.

— Очень жаль, что вы ради этого проделали такой путь, — сказал он. — Проблема в том, что мы не вкладываем деньги в этот бизнес, он служит лишь подспорьем для иных наших капиталовложений в недвижимость.

Я возразил, что не сомневаюсь в успехе нашего предприятия в Бразилии. Миранте спросил, нет ли у меня все же желания заняться брокерскими услугами, в ответ на что я признался, что весь мой опыт в области недвижимости ограничивается покупкой собственного дома.

Пожав плечами, президент провел меня по своим владениям, познакомил с менеджерами по организации производства. А затем я предложил каждому из нас вложить по 2000 долларов на покрытие юридических расходов на учреждение нашего предприятия. В этом случае мы будем равноправными партнерами. Артур дал согласие, мы обменялись рукопожатием, и я умчался — мне еще многое предстояло сделать: купить билеты в Нью-йоркскую филармонию, встретиться за ланчем с писателем Питером Кэрри и попасть в легендарный книжный магазин «Стрэнд», где я провел три часа, листая букинистические книги и издания из остатков тиражей.

То был апрель 1993 года. А уже год спустя совместное предприятие Semco Cushman & Wakefield насчитывало 150 сотрудников и имело 4 миллиона долларов в своем активе. Сегодня его штат составляет 1300 человек, а валовой доход более 65 миллионов долларов.

К чему я решил все это рассказать, а тем более — зачем начал с этой истории свою книгу? Во-первых, трудно представить себе более нелепый, неправдоподобный союз. Стабильная, чинная, голубых кровей Cushman & Wakefield объединилась с первой попавшейся, оригинальной, отрицающей любое планирование, хватающейся за все подряд Semco. Вот уж поистине диковинная парочка! Однако я утверждаю, что именно в странности сила нашего альянса. Такое предприятие обладает гибкостью, способностью к переменам и устойчивостью, которых недостает более традиционным объединениям.