Наш мир несовершенен

Наш мир несовершенен

В Semco Иотти вырос до заводского аудитора. Он славился потрясающей дотошностью, невероятной работоспособностью и несговорчивостью. Бывало, он до полуночи засиживался в офисе, заканчивая расчеты своим мелким, четким почерком, уткнувшись в листки носом и сжимая ручку короткими, пухлыми пальцами. К компьютерам Иотти относился с подозрением, зато в уме считал с такой скоростью, словно завтра конец света, и никто ни разу не поймал его на ошибке. А главное — Иотти питал глубочайшее недоверие к продавцам.

Вот его-то мы и поменяли местами с коммивояжером, и на целый год Иотти отправился познавать реальный мир. Типичный кабинетный червь, он с трудом находил адреса, где ему теперь следовало бывать по долгу службы. Иотти очень скоро пересмотрел свое мнение о коммивояжерах с их настойчивым стремлением уговорить клиента и перестал считать, что продать на выгодных условиях проще простого. Он стал смотреть на обширный мир продаж с иной, более благожелательной точки зрения и вскоре стал директором этого направления Semco.

Самым непосредственным результатом стала перемена в отношении финансистов к продавцам: первые больше никогда не нападали на коммивояжеров с требованиями сократить сроки оплаты товара. Два разных клана прониклись уважением к работе друг друга и теперь гораздо более осторожны в планах, затрагивающих обе стороны.

Мы понимаем, что разногласия между различными группами неизбежны. Но в отличие от большинства других организаций мы готовы это принять и открыть дорогу многообразию. Пагубное влияние всяческих сект, клубов, групп, которые усиленно вербуют себе новых членов, легко разрушить, если сотрудники сами себе руководители. Более того, всеобщая клановость теряет свою привлекательность. В открытых организациях, таких как Semco, люди меньше времени проводят в офисах, и потому у них больше времени на себя. Их стремление принадлежать к какому-нибудь клану реализуется не на рабочем месте, а в личной или общественной жизни.

Мнение, что на рабочем месте непременно образуются кланы, поскольку здесь люди проводят большую часть своей жизни, перестанет соответствовать действительности, если люди получат право чередовать работу и личную жизнь по своему усмотрению, как это уже происходит во время выходных всю неделю. Наградой станет уважение друг к другу разных групп в компании. В Semco предвзятое отношение одного отдела к другому или едкие замечания в адрес работников другого филиала исключены. Эта относительно мягкая интеграция распространяется и на самых новых наших членов — неудачников провальной эры дот-комов.

Нарушители границ приветствуются

Нарушители границ приветствуются

Часто удовлетворение от работы возникает, когда у работника есть рычаги для расширения своих производственных возможностей. Мы в Semco не диктуем сотрудникам, в чем заключаются их обязанности. Мы предполагаем, что, будучи взрослыми, они могут сами уяснить, что необходимо для выполнения данной работы. Без четких директив они с большей вероятностью пойдут на риск и попробуют переступить границы своих служебных обязанностей. А это часто ведет к возникновению новых методов в бизнесе или новых дочерних предприятий фирмы и новых задач для сотрудников.

В отсутствие номинальной должностной инструкции работник может забрести на территорию коллеги, и его никто не станет преследовать за нарушение границ частной собственности. В Semco работают множество подручных, младшего персонала и прочих сотрудников, которые то и дело «плутают» между различными проектами и задачами. Никто точно не знает, к какому проекту или отделу официально прикреплены сотрудники. Ни к какому конкретно — таков ответ, и это прекрасно, потому что они работают без ограничивающего перечня задач или обязанностей; каждый вправе самостоятельно решать, что включает в себя его должность. Они сами себе менеджеры. Они также самостоятельно определяют, где им работать, когда работать и сколько за данную работу им должны платить. Возможно, со стороны подобное положение вещей выглядит бессистемным, но в нем заключается одно из решений проблемы ограничений традиционной организации труда. Принцип статус-кво для нас просто-напросто недостаточно хорош.

Найти призвание

Найти призвание

Мы всегда надеемся, что предоставленный сам себе человек найдет свое истинное призвание. Разумеется, это случается далеко не всегда. Бывает, что мы принимаем на работу в свою фирму человека, которого вполне устраивает приличная, по девять часов пять дней в неделю работа с зарплатой, позволяющей сводить концы с концами, — и тем не менее наше сотрудничество становится обоюдовыгодным. Ведь среди разных видов работ есть и скучные, но и их необходимо выполнять. Работа — благородное дело врача, преданного высоким идеалам, пожарного, не ведающего страха, почтальона, не знающего усталости, бизнесмена, полного идей и энергии. Но ведь кто-то работает и в приемной врача, и в администрации пожарного отделения или почтовой службы, и на производственных конвейерах.

Среди всех работающих в мире именно таких людей подавляющее большинство. Это не значит, что фабричный рабочий, банковский клерк или продавец в магазине не могут получать радости от своего труда, однако мало шансов, что они полностью исчерпают свои таланты. По моему мнению, только неспешное и расчетливое использование запасов этого источника и делает жизнь стоящей.

На деревьях решений деньги не растут

На деревьях решений деньги не растут

К немалому ужасу бухгалтеров и крупных руководителей, я не раз заявлял, что бизнес-планы и бюджеты — не что иное, как прогнозы людей, принимающих желаемое за действительное. А еще я нередко предлагаю (причем если и шучу, то лишь наполовину) за двадцать минут составить пятилетний план любой компании. Если мне известна финансовая статистика фирмы за последние два года, то остается лишь заложить в план пяти- или десятипроцентное увеличение годового дохода. Вам кажется, что это слишком просто или глупо? Тогда попробуйте найти компанию, которая спрогнозировала бы сначала рост на 7 процентов, затем потерю в 4 процента, слияние с конкурентом, вновь подъем на 8 процентов и очередное падение на 11 процентов. Мне не приходилось видеть подобных бизнес-планов, хотя чаще всего именно так и происходит. Компании заявляют о своем ежегодном росте, превращая ритуал составления бизнес-планов в бесплодное занятие.

Деревья решений, повсеместно используемые финансовыми аналитиками, обычно лишь сбивают с толку, ведь, как показал мне преподаватель физики, в лес из деревьев решений можно войти лишь до середины. А потом вы уже выходите из леса, не догадываясь об этом, пока не окажетесь на противоположном краю.

Информация помогает интуиции, потому-то мы и доводим факты и цифры до сведения всех сотрудников — от цеховых рабочих до руководителей. Компании обычно используют эту информацию для составления планов на будущее, но точные факты и цифры приносят пользу, только когда помогают процессу принятия решений, а не служат его основой.

Статистику как средство прогноза будущего компании я вообще не воспринимаю. Цифры способны объяснить уже сделанные ошибки, они также используются для объяснения, почему расчеты аналитиков редко оказываются верными и почему серьезные ученые, предсказывающие всплески рождаемости, нехватку продуктов и экологические катастрофы, так часто промахиваются.

Имеющиеся в нашем распоряжении данные мы в Semco используем очень добросовестно, чтобы исключить слухи и всякого рода догадки. Бизнес имеет общую тенденцию к обособленности, и, несмотря на свой многолетний опыт, я не перестаю поражаться тому факту, что большинство фирм мало что знают о собственном бизнесе и конкурентах, не понимают партнеров и поставщиков, не в курсе размеров своего рынка или последствий конкуренции. Куда чаще, чем достоверная информация, в бизнесе используются невесть откуда взявшиеся догадки, которые повторяют до тех пор, пока они становятся чуть ли не религиозными догматами для предприятия и предметом для подражания у конкурентов. Semco стремится избежать этой ловушки, используя интуицию вместо догадок.