Если вы опаздываете

Если вы опаздываете

Вы опаздываете и, сколько бы ни изливали гнев на водителя, втиснувшегося в поток перед вами, изменить что-либо не в ваших силах. Разумеется, вы можете каждые четыре минуты обзывать себя последними словами за то, что не выехали раньше, можете сочинять причины опоздания, одну абсурднее другой, но свалить все на пробки не удастся — это уже никого не впечатляет. Долгие годы я считал Сан-Паулу мировым рекордсменом по дорожным пробкам — пока не испытал на себе прелести дорог Бангкока. Мне понадобилось час двадцать, чтобы рано утром добраться до места встречи в десяти кварталах от моего отеля. На мой вопрос, когда лучше выехать, чтобы не опоздать на свой вечерний рейс, мне посоветовали выезжать немедленно.

Опоздания — всего лишь один из вариантов стресса в современной жизни, но почему бы от них не избавиться? Представьте, что в той же ситуации ваши часы на пятнадцать минут отстают. Вы застряли в той же пробке, время от времени поглядываете на часы и радуетесь, что время еще есть. Вы точно так же опоздаете, зато как удивитесь собственному опозданию, когда взглянете на часы над головой секретарши той фирмы, где назначена деловая встреча. А если повезет, то и этого делать не придется, поскольку ваши партнеры по-джентльменски сделают вид, что ничего не заметили. И — voila — никакого стресса!

Вы можете обвинить меня в бесцеремонном отношении к людям, которых я заставляю ждать, однако теперь я крайне редко опаздываю на встречи. Пунктуальность — привычка, формирующаяся благодаря семидневному уик-энду, и часы тут совершенно ни при чем. Часов вокруг нас хватает, а при необходимости можно уточнить время у любого оказавшегося рядом человека. Я настаиваю на своем мнении, что стресс возникает из-за разницы между вашими ожиданиями и реальностью. Вы испытываете стресс потому, что что-то недоделали или куда-то не попали.

Стресс. Или вам необходимо сделать копии 152 страниц, а с другой стороны ксерокса своей очереди ожидает сослуживец. Стресс. Вы ежедневно приветственно машете соседу по улице, а предоставленный ему фирмой лексус всякий раз напоминает, что сосед, хотя и младше вас на четыре года, обогнал вас на две ступени по карьерной лестнице. Стресс. Почуяв запах подгорающего пирога, вы мчитесь через весь дом на кухню и по дороге опрокидываете бутылку красного вина на белоснежный ковер. Стресс.

Если сотрудник хочет начать новый проект

Если сотрудник хочет начать новый проект

Интуиция — тот фундамент, на котором мы ведем дела в Semco. Мы не только приветствуем ее, но ищем пути наиболее частого ее использования в компании. Один из таких путей — наши встречи, получившие название «Годится — не годится». Цель этих встреч очевидна из названия. Раз в месяц мы все собираемся, чтобы выслушать новые идеи, и под конец встречи каждый отдает голос за потенциальное предприятие («годится») или против него («не годится»).

Основная мысль такова: если сотрудник хочет начать новый проект, то он должен иметь возможность изложить идею и запустить процесс превращения проекта в бизнес. В собраниях «Годится — не годится» могут принимать участие сотрудники, ответственные за бюджет, те, у кого родилась новая идея, кто мечтает о новом проекте и вообще все, кому интересно. Это значит, что среди присутствующих окажутся и люди, не имеющие ни опыта, ни образования, традиционно необходимых для принятия решений такого уровня. Мы не проводим исследования и не созываем комиссии. Идею обсуждают тут же, на встрече «Годится — не годится», после

чего присутствующие голосуют за или против нее. Мне, как владельцу компании, все, о чем говорят сотрудники Semco, не менее интересно, чем любому другому работнику. В конце концов я тоже имею один голос.

Если скучно — побродите по офису

Если скучно — побродите по офису

К сожалению, наше общество с ранних лет приучает нас к скуке. Нас учат, что в школе скука неизбежна. Я считаю, что работники заслуживают свободы путем смены различных видов деятельности, поскольку многие из них являются выпускниками образовательной системы, которая понуждает их к выбору профессии и карьеры в очень юном возрасте, когда у них почти нет информации о выбранной специальности и совершенно нет опыта.

Некоторые люди отказываются от работы, обусловленной трудовыми соглашениями, и становятся художниками или писателями, черпая вдохновение из своего источника талантов. Остальные просто привыкают жить со скукой, не используя свои истинные таланты, а это до обидного пустая трата способностей человека. Так что если бы Semco не разрешала своим сотрудникам «блуждать», то нам не удалось бы извлечь из них лучшее. Недостатки традиционной подготовки человека к жизни мы компенсируем, позволяя работникам побродить по фирме, осмотреться и понять, к чему у них лежит душа. Соответственно и компания, «блуждая» вместе с ними, обнаруживает новые возможности и новые сферы для бизнеса.

Сейчас Ауро Алвес — менеджер по продажам и технической поддержке, а начинал шофером. Прежде чем стать сотрудником Semco, он водил автобус в Сан-Паулу и думал, что всю жизнь отдаст тяжелому физическому труду шофера. Меньше чем через пять месяцев работы в Semco он уже перешел в отдел закупок, а спустя еще восемь месяцев стал младшим продавцом. Он принимал активное участие в деятельности профсоюза и обнаружил, что ему нравится быть лидером и что коллеги принимают его стиль руководства. У него оказался талант находить новые пути для исполнения привычных задач, чтобы вовлекать в работу больше людей.

Электронные письма

Электронные письма

На электронные письма я отвечаю, пока кручу педали велотренажера, и к восьми утра с ними справляюсь, затем расписываю по пунктам необходимые дела — и оказываюсь лицом к лицу с предстоящим рабочим днем. Вот тут-то мой ловкий метод руководства и начинает себя проявлять. Во- первых, я редко выполняю задачу, которую может сделать кто-то другой. Мое доверие к людям очень велико, что могут подтвердить сотрудники Semco. Кроме того, я не мастер что-либо разъяснять или давать указания. Могу отправить скупое электронное письмо с просьбой разыскать тех-то и тех-то в другой фирме и что-то предложить из продукции Semco — поскольку мне внезапно пришло в голову, что сейчас самое время. Разумеется, в этом я часто ошибаюсь, так что мои люди слегка морщатся от моих электронных писем. Но ведь я и прав бываю не реже. В компании я вижу себя в роли парня, чья работа состоит в постоянных настоятельных советах все подвергать сомнению. В этом и заключается мой наиболее ценный вклад в деятельность компании. Как вы уже знаете, я — катализатор, а катализаторам не обязательно проводить в офисе определенное количество часов.

Только поймите меня правильно: уверяю вас, работаю я чертовски много! Я жестко связан с Semco почти двадцать четыре часа в сутки, хотя приклеенным к офисному креслу провожу только четыре-пять часов.

В остальное время я частенько забираю моего мальчика из школы и веду на пруд, где мы вместе кормим уток, или позволяю себе долгий праздный ланч. Примерно раз в неделю я дремлю после обеда, обнимая малыша Фелипе — точную копию моего отца и меня, — пока он смотрит любимый мультик про Строителя Боба.

И все же где-то на задворках сознания моя мысль постоянно работает, словно резидентная компьютерная программа. Бульдозер Строителя Боба может навести на идею (которую я тут же наскоро запишу) о новом продукте или о чем-нибудь менее практичном и более захватывающем.

Джонатан Грейкар

Джонатан Грейкар

Симпатичный утонченный блондин, истинный столичный житель, он носит только дизайнерскую одежду, а в любой кофейне или диско-баре чувствует себя как рыба в воде. Его стихия — цифры, а мечта — заработать миллион-другой (в конце концов ему уже девятнадцать!), как и у большинства похожих на него юных дарований Semco. Ему и в голову не приходит, что можно работать две недели подряд на одном месте, а уж тем более тридцать лет. Джонатан возглавляет группу, созданную для того, чтобы подорвать, по их словам, «закосневшую в само довольстве культуру Semco»! Молодежь собирается каждые две недели, чтобы обсудить способы вливания новой жизни в продукцию Semco. По неизвестным нам, консерваторам, причинам эти ребята считают, что Semco сможет называться успешной компанией, только когда станет миллиардером. Мы пожимаем плечами и обходим их собрания стороной.

Чаще всего Джонатан работает рядом с Жоао Вендрами- ном: ему шестьдесят один, он два десятка лет с нами и считается в Semco философом. Жоао пользуется компьютером, но держит карандаш за ухом. При знакомстве с Джонатаном он понял: тому нужно объяснить, что это за штуковина у него за ухом.

Культурная интеграция побеждает культурную консервацию. Даже сотрудники Semco склонны объяснять, что определенные вещи делаются определенным образом, тем самым напоминая нам, что пытаться остановить развитие культуры организации так же опасно, как и игнорировать само существование культуры. Эмиши и ортодоксальные иудеи убедились в этом на собственном опыте. Немногие люди способны подчиняться столь жестким правилам и жить в условиях столь ограниченных возможностей. Сосуществование производственных кланов приводит к обмену идеями и опытом.

Несходство, однако, может свести вместе руководителей и подчиненных, которые практически несовместимы друг с другом. В этом убедился Фелипе Кнудсен, менеджер нашего филиала Bidcom. Кнудсен был о себе довольно высокого мнения, что пошло бы на благо менеджеру в любой