Воспроизводство в условиях позднего капитализма

Воспроизводство в условиях позднего капитализма

Производственные отношения любой конкретной экономической системы, и в частности позднего капитализма, равно как и мира экономической необходимости в целом, отнюдь не исчерпываются соединением работника со средствами производства и предшествующими ему отношениями координации (связи производителя с потребителем). Они предполагают сложный комплекс других отношений, где главенствующее место занимают отношения воспроизводства, которые соединяют в едином процессе все сущностные производственные отношения, характерные для определенной общественной системы.

Поэтому мы продолжим наш анализ некоторыми ремарками, связанными со спецификой этих отношений в условиях рождения креатосферы. Именно здесь, как мы заметили, надо было бы дать наиболее комплексный анализ процессов снятия отчуждения, но авторы вынуждены в данном случае ограничиться лишь некоторыми тезисами.

Начнем с принципиально важного методологического положения: теория воспроизводства отношений позднего капитализма имеет существенно более сложную, богатую структуру, нежели теория воспроизводства классического капитализма, представленная в «Капитале» (которая, кстати, тоже отнюдь не проста). Теория воспроизводства позднего капитализма включает, в частности, несколько дополнительных (по сравнению с «классической») уровней, а именно:

• специфические закономерности «заката» этой системы, что предполагает не только воспроизводство отношений самой системы, но и генезис и воспроизводство внутри старой (капиталистической) системы отношений новой (посткапиталистической);

• воспроизводство отношений «заката» не только капитала, но и «царства необходимости» в целом, равно как и ростков не только посткапи- талистических отношений, но и «царства свободы»;

• неадекватность материальной базы этого воспроизводства природе отношений капитала вследствие рождения ростков креатосферы.

Все эти три параметра существенно усложняют проблему воспроизводства позднего капитализма, где каждый традиционный для данного круга вопрос (например, качество роста или источники накопления) требует анализа как минимум по всем этим трем параметрам.

Применим этот подход к проблеме воспроизводства производственных отношений, воспроизводственной структуры позднего капитализма, а также проблем роста и кризисов.

Воспроизводство капитала

Воспроизводство капитала

Вернемся к воспроизводству капитала. Необходимость названной трансформации отношений накопления обусловлена пределами классической (покоящейся на индустриальном базисе) системы отношений накопления капитала, адекватно описанной Марксом в его великом труде. Выход за пределы перенакопления капитала, достигнутые уже к концу XIX века, был возможен на пути либо (1) внешней экспансии, либо (2) революционного перехода к посткапиталистическим отношением, либо

(3) освоения нового (переходного к посткапиталистическому) типа отношений накопления, использующих качественно новый тип ресурсов.

Эпоха империализма со свойственным ей исчерпанием пределов колониального раздела мира и переходом к его переделу (чего стоит одна Первая мировая война!) показала, что первый путь был использован капиталом в полной мере. Более того, непрекращающаяся пандемия насилия (о ней ниже) показывает, что он продолжает использоваться и ныне. Возникновение в ХХ веке «Мировой социалистической системы» показало — при всех мутациях этого процесса — что второй путь стал реальностью в 1/3 стран мира и продолжает оставаться реальностью (хотя бы как интенция ряда стран и общественных сил) и в нынешнем столетии. Однако наиболее типичным для последних десятилетий оказался третий путь и потому именно его мы исследуем ниже.

Итак, перед нами стоит проблема диффузии процессов воспроизводства капитала и труда. Эта диффузия двустороння.

С одной стороны, капитал [наряду с самим работником] становится непосредственным агентом воспроизводства работника, его профессиональных и личностных качеств. Причина этого в том, что прогресс содержания труда (в том числе генезис креатосферы) обусловливает необходимость массового использования капиталом профессиональных и, в несколько меньшей мере, креативных работников, а также его заинтересованность в формировании и последующем использовании именно такого труда, что заставляет капитал инвестировать в развитие «человеческого капитала» фирмы (повышение квалификации, кредиты на образование и мн. др.). Подчеркнем еще раз — речь в данном случае идет не о простой массовидной однокачественной рабочей силе индустриального производства, а о профессионале-работнике, обладающем определенным неотчуждаемым личностным потенциалом («человеческим капиталом»). В пределе же, когда капитал включается в воспроизводство креативного работника, речь идет о воспроизводстве и своеобразных личностных качеств индивидов.

Эту функцию субъекта, участвующего в воспроизводстве наемного работника-профессионала (и тем более креатора) капитал выполняет двояко. Он это осуществляет и как (і) особенный капитал, и как (2) капитал-конкретно-всеобщее капиталистической экономики.

В первом случае особенный капитал, имеющий вид корпорации или иного института, вкладывает ресурсы, предназначенные для расширенного воспроизводства, не только в денежные и материальные активы, но и в развитие профессионального и креативного потенциала работников. Этот процесс имеет массу конкретных и хорошо исследованных форм: кредиты, гранты, стипендии для обучения будущих работников, оплата повышения квалификации и переквалификации и мн. др.

Во втором случае капитал действует как единая общественная сила, представленная, в частности, государством, реализующим в данном своем качестве единый классовый интерес капитала. Как таковой он использует (через налоги и расходы из государственного бюджета) часть совокупной прибыли, а также заработной платы на обеспечение условий расширенного воспроизводства личностных качеств работника-профессионала и работника-креатора Это опять же хорошо известные вложения в образование, здравоохранение и т.п. (оплачиваемое государством базовое образование плюс стипендии, гранты и т.п. для особо талантливой молодежи и др.). Последнее создает условия для получения каждым из субъектов капиталистического накопления (каждой из фирм) лишь косвенно и частично оплаченного им (субъектом накопления, капиталом) источника дальнейшего накопления — высококвалифицированного (или даже креативного) работника.

Внеэкономическое присвоение

Внеэкономическое присвоение

Во-первых, это различные формы внеэкономического присвоения капиталом различных общественных благ. Д. Харви называет это «накоплением через изъятие» (accumulation by dispossession) и приводит целый ряд таких примеров: от загрязнения окружающей среды, приватизации общественных природных ресурсов (воды) или принудительного выселения жителей («джентрификации») в Индии или России до отказа от выплаты пенсий кампанией «Юнайтед Эйрлаенс»1. Обобщая, можно выделить ряд ключевых направлений такого «накопления через изъятие». Это (1) широкий спектр приватизации капиталом («огораживания») общественных благ, причем не только природных (сырьевых ресурсов, земли, воды) но и культурных («огораживания» капиталом информационных ресурсов, присвоение всеобщего творческого труда и его результатов, о чем мы писали выше), а также экономических (общественные жилища и т.п.). Далее, это (2) «изъятие» инсайдерами ресурсов и доходов корпораций (как государственных, так и частных) при помощи широкого спектра внеэкономических методов, причем частью — легальных (сверхвысокие доходы топ-менеджеров — один из примеров). Добавим (3) процессы приватизации в образовании, медицине и другие формы сокращения общественных плюс прямые отказы от социальных обязательств по отношению к работникам и третьим лицам, что является правилом для «периферии» глобального капитализма, но присутствует, как следует из упомянутого Д. Харви примера с «Юнайтед Эйрлаенс», и в «метрополиях» капитала.

В данном контексте классический закон должен быть дополнен положением о том, что процессы концентрации капитала — на одном полюсе, обнищания трудящихся — на другом, характерны для позднего капитализма в той мере, в какой им не противостоит социальное творчество трудящихся, вызывающее снижение социально-экономической дифференциации. Усиления активности антикапиталистических и реформистских сил сужает область и снижает интенсивность действия закона капиталистического накопления. Ослабление активности этих акторов приводит к обратной тенденцииі.

Суммируем наши размышления и сформулируем (как гипотезу) закон капиталистического накопления эпохи «заката» капитализма и «царства необходимости «: расширенное экстенсивное и интенсивное воспроизводство гегемонии капитала и усиление его экономико-политической власти и богатства, с одной стороны, и ослабление власти и богатства на стороне противоположных капиталу экономико-политических сил2 — с другой, происходит в условиях позднего капитализма в той мере, в какой ослабляется (І) прогресс креатосферы и, соответственно, использование в процессе капиталистического накопления личностных качеств работника как профессионала и креатора, а также (2) социально-творческая активность антигегемонистских сил.

Возможна и обратная формулировка этого закона: воспроизводство гегемонии капитала становится суженным и его экономико-политическая власть ослабляется, а у противоположных капиталу экономико политических сил усиливается, в той мере, в какой усиливается (1) прогресс креатосферы и, соответственно, использование в процессе капиталистического накопления личностных качеств работника как профессионала и креатора, а также (2) социально-творческая активность антигегемонистских сил.

Если эту, возможно излишне усложненную (но, на наш взгляд, точную), формулировку выразить проще, то она будет звучать так: между экспансией гегемонии капитала, с одной стороны, и мерой прогресса креатосферы и социального творчества трудящихся, с другой — существует обратно пропорциональная взаимосвязь.

Управление непрерывностью ит и надежностью информационных систем

Управление непрерывностью ит и надежностью информационных систем

Данный аспект управления ИТ рассматривает потенциальные потери компании от остановки сервиса при анализе критичности бизнес-процессов. При анализе ИТ-непрерывности необходимо учитывать в первую очередь следующие показатели:

• Зависимость выполнения бизнес-функции от ИТ-сервиса;

• Влияние ИТ-сервиса на операционную деятельность Компании;

• Влияние ИТ-сервиса на финансовую деятельность Компании.

В отношении же определения критичности конкретного ИТ-сервиса на непрерывность деятельности компании в целом могут быть использованы следующие индикаторы:

• RTO (Recovery Time Objective — целевое время восстановления) — удовлетворяющий требованиям бизнес-пользователей интервал времени после аварии, необходимый для полного восстановления ИТ-сервисов;

• RPO (Recovery Point Objective — целевая точка восстановления) -

удовлетворяющий требованиям бизнес-пользователей интервал времени, предшествующий аварии (или логической ошибке), показывающий, какое состояние системы и какой объем исторических данных необходимы для продолжения выполнения бизнес-функции без существенных последствий для деятельности.

Как уже говорилось ранее, ущерб компании от невозможности нормального функционирования системы будет складываться по следующей формуле: (Недополученная прибыль) + (Затраты на восстановление функциональности). Причем в учет можно взять и упущенную прибыль, то есть потерю возможности получения процентов безрисковых инвестиций от потраченных на восстановление непрерывности средств.

Однако на практике последствия для компании, например, от катастрофы в ЦОД может быть гораздо более существенным. Так, остановка систем и как следствие, непредоставление бухгалтерской отчетности на аудит в установленные сроки может привести к техдефолту компании, а остановить возможные потери при этом будет возможно при изменении условий кредитования компании, что является крайне трудо- и времязатратной процедурой.

Управление ит-инфраструктурой

Управление ит-инфраструктурой

Основная идея концепции управления ИТ-инфраструктурой в бизнес- информатике — рассмотрение таких аспектов деятельности ИТ-подразделений, как управление ландшафтом систем и поддерживающей их аппаратной базой для обеспечения непрерывности и надежности предоставления ИТ- сервиса. Принято считать, что грамотно спроектированная ИТ-инфраструк- тура способствует оптимизации расходов на ИТ, минимизации рисков интеграции, обновления и замены ее компонентов, повышению производительности и защищенности ИТ-сервисов. Однако для достижения всех этих преимуществ необходимо грамотное выстраивание стратегии управления инфраструктурой ИТ. Она основывается, как правило, на определении требований к таким ранее рассмотренным компонентам архитектуры предприятия, как информационная, прикладная и техническая архитектура. Именно в соответствии с требованиями бизнеса и выстраиваются такие компоненты, как:

• Базы данных и хранилища данных.

• Информационные потоки внутри и вне организации.

• Портфель прикладных систем.

• Стандарты на программно-аппаратные средства.

• Системы управления инфраструктурой, средства обеспечения безопасности, системное ПО.

В частности, для всех вышеперечисленных категорий элементов существует единая концепция создания логической модели ИТ-инфраструктуры — формирование баз данных о конфигурациях ИТ, CMDB (Configuration Management DataBase). Именно подобные централизованные хранилища позволяют иметь доступ к единому каталогу объектов ИТ-инфраструктуры на уровне конфигурационных единиц CI (Configuration items). К ним относятся все элементы: от принтеров до операционных систем, от стоек СХД до сетевых розеток. Важно понимать, что управление конфигурациями по своей сути значительно отличается от периодически используемого в качестве синонима понятия управления активами. В частности, управление активами может относиться к бухгалтерскому процессу учета закупочных цен, амортизации и др., тогда как управление конфигурациями относится больше к взаимодействию конфигурационных единиц, к их расположению в модели ИТ-инфраструктуры, к их текущему статусу.

Управление конфигурациями в идеальном случае должно организовываться не ради учета, а для повышения эффективности поддержки пользователей, планирования мощностей, оперативной локализации причин инцидентов / проблем на основе анализа данных изменений конфигурационных единиц за период. Так как CMDB учитывает не только инфраструктурные, но и программные ресурсы, то это позволяет отслеживать договорные обязательства и своевременно организовывать продление лицензий.

Преимущества от описания CMDB могут распространяться и на другие аспекты управления ИТ на предприятии. Так, в сервисном подходе, подразумевающем создание единого каталога ИТ-сервисов, для формирования их описаний и расчета стоимости необходимо представлять, какие ресурсы используются для оказания услуги и каковы их загрузка / ограничения. Так, в детальных описаниях сервиса можно найти информацию про конфигурации сети, аппаратные ресурсы, версии используемых приложений, расчетное число пользователей. Все эти данные (включая связи между ресурсами) хранятся в виде конфигурационных элементов в CMDB, представляя достаточно полную картину.

Существует сложность в дальнейшей синхронизации с системами / базами на предприятии в процессе обновлений / инвентаризации / списании, однако при наличии весомых причин для внедрения CMDB возможно найти компромиссные варианты, особенно за счет средств проектирования, часто входящих в состав систем, подобных HP SM. К тому же, если компания принимает решение использовать виртуализацию / облачные вычисления, информация о связи компонентов ИТ крайне необходима, в первую очередь для осуществления контроля над инфраструктурой и сохранения информации о ссылках / связях конфигурационных элементов (что также снижает риски).

Важно, что наполненная и поддерживаемая в актуальном состоянии база CMDB может помочь при анализе нагрузки на различные ее элементы и соответственно своевременно выявлять «узкие места», проводя необходимые изменения и / или осуществляя регламентные работы. И напротив, если сбой в каком-либо из элементов все-таки уже произошел, появится возможность быстро перевести критичные для бизнеса приложения на другие доступные мощности.